УЗЕЛ нечерноземья - Александр Кочкин - Публицистика - Поэзия и проза - Побережье

Поэзия и проза

Главная » Статьи » Публицистика » Александр Кочкин

УЗЕЛ нечерноземья

Александр Кочкин


пОЧЕМУ ЖЕ ПОЛИНЯЛИ КРАСНЫЕ ШАРОВАРЫ?

Часть 1.

 

Клад – вот он! – под ногами: наклонись и бери. Богатство неисчерпаемое! Крохами – теми, что наверху лежат, - мы уже пользуемся. Осталось развязать узел и, распахнув горловину, брать его пригоршнями. Хватит на всех, на все поколения. Если, конечно, будем рачительны.

О чем речь? Да о том, о чем уже писано-говорено немало – о кладовой Нечерноземья. Кто-то, пожалуй, разочаруется: надо ли снова возвращаться к пропагандистской шумихе? От широкого полотнища программы освоения Нечерноземья, что еще совсем недавно трепыхалось на попутном ветру, сегодня, мол, и лоскутков не осталось. Впрочем, можно и под таким углом смотреть: шумиха, и только. Но будем объективными: за шумихой конкретная суть.

То, что земля среднерусской полосы – неисчерпаемая кладовая – известно давно. Хлеб, овощи, молоко, мясо, шерсть, яйца – бери, не хочу. Только сумей, крестьянин, приложить силы, ум, смекалку. Теперь, когда опорой стала мощная техника, когда можно практически использовать науку, – задача и вовсе упрощается.

Еще в 1924 году профессор А. Дмитриев писал: «Эти земли (Нечерноземье – А.К.) – богатейшие, обладающие неисчерпаемыми запасами всего, что нужно для самого пышного роста и развития». По данным бывшего государственного лугового института (Дмитриев там работал) таких земель, на которых можно устроить новые луговые угодья, пастбища, поля, в то время насчитывалось примерно 35 миллионов гектаров. По данным, приводимым академиком Д.Н. Прянишниковым, опубликованным в 1929 году, сравнительные данные многолетних урожаев юга России и Нечерноземья, то есть наших севера и юга, были почти по всем показателям в пользу Нечерноземья. И суть не только в более стабильной климатической среде. В северной зоне всегда держалась высокая плотность скота, что позволяло делать хороший запас удобрений, использовать их в севооборотах.

Не могу не сослаться на такой довод академика: «Чтобы быть застрахованным от тяжелых последствий засухи, необходимо создать лишний миллиард пудов зерна в полосе, не знающей засухи, то есть в нечерноземной полосе». Выходит, программа Нечерноземья  была ни чья-то сиюминутная блажь, она давно выстрадана российским народом, осмыслена учеными.

Широко раскинулось Нечерноземье по матушке Руси. Общая площадь его насчитывает более  50 миллионов гектаров сельхозугодий, из которых 32 миллиона – пашня. А сколько лесов, озер, рек и болот, хранящих неисчислимые богатства! И всё это при разработке программы было взято на учет. В кратком изложении ее предусматривалось:

- повышение плодородия почвы на основе мелиорации и химизации, создание необходимых условий для роста производства зерна, картофеля, овощей, льна, кормов и развития высокопродуктивного животноводства;

- создание новейшей материально-технической базы для сельского хозяйства, ускорение перевода этой отрасли на индустриальную основу;

- широкий размах производственного, жилищного и культурно-бытового строительства, преобразование сел и деревень в благоустроенные поселки;

- решение основных социальных вопросов в области труда, быта и культуры колхозников, работников совхозов, всех тружеников сельского хозяйства Нечерноземной зоны.

Как бы мы сегодня ни иронизировали по поводу «заоблачных идей», но сбросить их со счета вряд ли удастся. А ехидства и иронии хватает с избытком. Приведу лишь некоторые выписки из газетных статей. Поселок, где построена бройлерная птицефабрика, называется Октябрьский – не повод ли для иронии? И вот корреспондент пишет: «Кумачовый цвет нового поселка, как маяк, высвечивал светлое будущее…Но казалось, что окончательно полиняли его «красные шаровары», поскольку птицефабрика, определявшая суть и существо поселка, окончательно грозила встать. Дело в том, что знаменитые «ножки Буша» в ценовом поединке и доступности  окончательно положили на лопатки рыбинских бройлеров». И дальше шустрый писака умиляется, что фабрика не умерла, поскольку де сменила «розовую окраску». «Теперь она отливает зеленью американских долларов».

Боже мой! Надо же так не понимать сути простых вещей?.. Ну да, сейчас принято, что называется, держать позицию. Да, позиция может быть «правой» или «левой», или еще какой.  Только ведь есть еще и позиция истины. А позиция Истины в том, что Нечерноземье – перспектива экономического развития России. И понимание это не пришло в народную среду спонтанно. Оно подготовлено историческим развитием земледельческой основы. Я не случайно ссылаюсь на доводы людей ученого мира. Они подтверждают то, что уже было закреплено в крестьянской практике.

Так что программа Нечерноземья ни в коей мере не «заоблачная цель» коммунистов.  Просто они оказались более дальновидными. Нельзя не признать, что в замысле этой программы – общенародная цель, потому и рассчитана она была на высокий подъем народного духа.  И, простите, господа, никакой «маниловщины» в ней нет. Ну да, в чем-то были сбои – кто же спорит. Только ведь известно, что когда дело – большого размаха, ошибки оправданны.  В последующих заметках я попытаюсь на них остановиться поподробнее. Одно можно сказать определенно: они не являлись ложной основой всей линии программы. По крайне мере, никто этого еще не доказал, и, думаю, доказать не сможет. Государство, как мы помним, не скупилось на капиталовложения.. Размах строительства поражал своей грандиозностью. И много из того, что намечалось, было осуществлено. Примечательно, пожалуй, то, что весь цикл преобразований в программе был завязан в единую систему. Тем самым она была как бы запрограммирована на весомую отдачу. Отдачу эту народ, особенно жители крупных промышленных центров, ощутили кошельками и желудками. Да что греха таить, и сегодня если и есть что отечественное в разливанном море залежалых забугорных товаров, то это благодаря программе Нечерноземья, след которой, слава Богу, еще остается, как его ни заметали «новые дворники».

Ярославская область находится в центре Нечерноземья и имеет все характерные особенности этого благодатного ландшафта. Конечно, суглинки плодородием не отличаются, далеко им до черноземов юга.  Но помнят ли ярославцы о засухах? Спроси любого старика, наверняка ответит: «Неслыханно».  Конечно, надо немало приложить усердия, чтобы ярославская нива рожала. Но только оно и нужно – усердие. Наши угодья способны прокормить много скота. А это не только молоко, мясо, шерсть, яйца. Но и удобрение, которое способно уравнять наши поля с южными черноземами.

«Уж не на коллективные ли хозяйства вы хотите сослаться», - спросит меня недоверчивый читатель, начитавшийся статей о «фиаско монополии колхозно-совхозной олигархии» (выражение одной из газет демократического толка – А.К.) А что? Было и там достаточно положительных примеров. Сошлюсь на свои собкоровские блокноты. Мышкинский колхоз «Приволжье», в бытность там председателем В.Г. Новикова, из года в год получал урожаи зерновых до 30 и более центнеров с гектара. «Когда земля не обижена, она не обманет», - говорил Василий Григорьевич. В брейтовском колхозе имени Ленина в результате многолетнего племенного отбора порода «ярославка» была возведена в отменную степень экстерьера: надои постоянно превышали районный показатель в 1.5 – 2 раза.

Мне ли не знать пошехонский колхоз «Новая Кештома» - мою родину! Смею сказать, тамошние рекорды не раз затмевали показатели лучших житниц страны – Украины, Алтая. Так, в бригаде Якушево урожай озимой пшеницы был получен свыше 70-ти центнеров с гектара. А новокештомский лен – «чудо чудное, диво дивное»! Льносемени и льноволокна колхоз получал нередко до 10 центнеров с гектара. Целый павильон был отведен на ВДНХ «Новой Кештоме»…

Значит, и в коллективной форме хозяйствования были задатки. А если полистать литературу, то таких примеров в пределах страны мы найдем очень и очень много. Там, где хотя бы в малой степени устоялась культура земледелия и животноводства с преемственным началом, - там успех налицо.

Теперь любят ссылаться на страны Запада и Америку. Да, там преемственное начало вошло, так сказать, в традиционное русло. Оставлен строго выдержанный след поколений. А мы, дурачье-мужичье, вековые задатки хранить не умеем. Вины крестьянина, думаю, в этом нет. Не защищен мужик от политических вихрей. Вот и теперь… На коллективные хозяйства «пала опала». Запузырившееся, было, на «дохлых кредитах» фермерство угасает, словно спичка на ветру.

Вот и неудивительно, что «ножки Буша» положили на обе лопатки рыбинских бройлеров». Потому и положии, что подножку «бройлерам» мы тогда сделали сами по нашей извечной российской глупости – не могли, не сумели понять положительного фактора программы Нечерноземья. Только стоит ли умиляться, что «полиняли красные шаровары», и цвет их теперь «отливает зеленью американских долааров». Не затем ли американский доллар влез в российскую глубинку, чтобы обеспечить нам процветание и изобилие? А куда же ему тогда девать «ножки Буша»? Прямые цели такой интервенции угадать нетрудно.


Категория: Александр Кочкин | Добавил: NIK (19.12.2009)
Просмотров: 442 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: