А превыше - любовь! - Александр Сергеевич Кочкин - Поэзия - Поэзия и проза - Побережье

Поэзия и проза

Главная » Статьи » Поэзия » Александр Сергеевич Кочкин

А превыше - любовь!


НЕВЕСТКА

Умывалась наскоро невестка.

Рань еще.

За окнами ни зги.

Выглянув,

свекровь из кухни веско

Бросила:

-Готовь-ка пироги!

Суп приправь!

-А чем его приправить?

-Угадай, чтоб было в аккурат.

Все казалось:

Спину ей буравит

Слишком строгий,

недовольный взгляд.

Загрустила.

Всякое придется...

И не знает робкая душа,

Что свекровь

гордится у колодца:

- У меня невестка — Хороша!

 

1954

 

 

ГУЛЕНЫ

Месяц смотрится с высоты

В плесо-зеркало.

Тонкий, тонкий.

По мосточку идут девчонки

Разговорами заняты.

Голубая, тихая ночь!

Слышны даже

звезд перезвоны.

А девчонки такие гулены –

До рассвета гулять не прочь.

Им же скоро доить коров?

Ничего. Управятся в сроки.

А потом - на часок - сороки

Юркнут в сено -

и будь здоров!

Вдруг моторка из-за бугра.

А девчонкам - какое дело.

Тут же парня она вертела,

И вчера, и позавчера.

Закипела кругом вода

От крутых виражей моторки.

А девчонки-то тараторки

По мосточку туда-сюда...

 

1980

 

 

ЛЮБАША

Труд - Любаше привычно это.

А мозоли-то? Не беда.

Двухкопеечные монеты

На ладонях у ней всегда.

 

Не страшится любого дела.

И сноровка - не юных лет.

Дело малое - доглядела

И большое свела на нет.

 

Мать на ферму, Любаша - с нею.

Непростительно не помочь.

«Отдохнула бы»... «Да успею,

Впереди-то целая ночь».

 

В огороде («Когда же маме?»)

С первоцветом Любашин рай.

Что ни грядка - картина в раме,

Хоть на выставку посылай!

 

Перелетный сынок соседки

Говорит, убежден вполне:

«Двухкопеечные монетки,

Как приданое, не в цене».

 

Не способен он, рыцарь скуки,

За собой осознать вины.

Золотые, Любаша, руки –

Клад, которому нет цены!

 

 

РОЖЬ

Весна была

На солнышко скупая.

А рожь-то, рожь –

Остановись пред ней!

Как будто полем,

Гривы рассыпая,

Бежит табун

Игреневых коней.

Что, агроном,

Теперь перед народом,

Пожалуй,

И похвастать не грешно?

Ведь на ладони,

Словно самородок, -

Разломленное надвое зерно!

За все тревоги

И за все заботы

Земля родная

Воздает сполна.

И, знать, у поля

Трудная работа -

Под ношей

Горбится его спина!

 

1970

 

 

ХМЕЛЬ

Бабка Паня - непоседа:

То рассада, то пропол...

Хмель на сторону соседа

Лезет через частокол.

 

А сосед опять под мухой.

Ходит-бродит между гряд.

То ли брагой, то ль сивухой

Совершая «подзаряд».

 

И смеется плутовато,

Указуя на плетень:

«Ты, Прасковья, виновата –

Во хмелю я кажин день...»

 

Вьется хмель по огороду,

К земледельцу не спесив.

Жаль, не каждому в угоду.

Да не выполешь - красив!

 

1991

 

 

СТРОИТЕЛИ В СТОЛОВОЙ

Хохоча зашли в столовку.

- Тетя Даша, как дела?..

Запыленные спецовки

Гардеробщица взяла.

Смыли наскоро известку,

Аж вода белым-бела.

Все чубы одна расческа

По порядку обошла.

Засмущались парни в зале

У девчонок на виду,

Коллективно заказали

Богатырскую еду.

До смешного сверхсерьезно

Забасили о делах.

И тарелки осторожно

Расставляли на столах..

Ароматный пар клубится,

Дуют на щи: горячи!

И кладут на хлеб горчицу,

Как раствор на кирпичи.

 

1989

 

 

ОЗОРНИК

На всем скаку остановил коня

И с ходу - в клевер! –

Взворохнулось сено.

Хитрец! Он видел,

как из-за плетня

Глядит, платочек комкая, Елена.

И в палисаднике тревожный крик!

Бежит она,

в траве мелькают ноги.

Прищурясь, наблюдает озорник

За «стометровкой»

Ленки-недотроги.

По ветру косы.

(Все как будто сон.)

Припала: «Жив!»

Слезинка - на ресницу.

И тут случилось...

Не сдержался он,

Поцеловал!

Переступил границу.

Пощечина!

Шепнул: «Прости меня!»

О, как пунцово ее щеки рдели!..

.. .Он сожалел, что не упал с коня,

Что не разбился и на самом деле.

 

1983

 

 

НОЧНОЕ НЕБО

Небо, как будто, с дресвою промытое –

Вечный и дивный звездный накал.

Словно бы конь с золотыми копытами,

Дол изкопытив, вдаль ускакал.

 

И необычной духовности сила

В разум - с космической стороны:

Самые чистые помыслы мира

В лике вселенной отражены.

 

Необычайного свойства картина:

Молодо кровь заиграла вновь –

Это ж наглядная половина

Мира, где Истина и Любовь!

 

2009

 

 

* * *

Поэзия - не ремесло,

В ней не уместна прыть.

Что в Божьем духе прорасло,

В народе будет жить!..

 

 

* * *

Той паре отпущено много,

И свято надежды даны,

Что верит в любовь

от Бога, -

Не в игры от сатаны!

 

 

БУДЕТ НЕПОГОДА

Будет непогода,

Будет снег кружиться.

Словно мимоходом,

Забегу проститься.

 

Руку мне протянешь –

Были ведь друзьями! –

И, пронзая, глянешь

Милыми глазами.

 

Милыми?

Об этом

Я один лишь знаю.

Со своим секретом

Я один страдаю.

 

Только я ни слова Не скажу. Все скрою.

Взгляд твой васильковый

Увезу с собою.

 

1961

 

 

ПРОДАНЫЙ ПЕС

К магазину, что стоит на взгорье,

Взвихрив снег, подъехал самосвал.

Пегий пес в подвыпившем шофере

Старого хозяина признал.

 

И когда, шатаясь, шел к прилавку

Тот шофер -

И водку брал, и пил,

Пес, ласкаясь, как-то нежно гавкал

И тихонько, жалобно скулил.

 

Вот шофер тюленем влез в кабину,

Пожевал.

Рукою рот обтер.

Кинул псу краюхи половину.

Хлопнул дверцей.

И нажал стартер.

 

Самосвал,

как зверь железный, рыкнул

И понесся с ветром вперегон,

Бедный пес испуганно отпрыгнул.

Но не думал оставаться он.

 

Колеей, пробитой задним скатом,

Пес катился, высунув язык.

И, конечно, не был он крылатым,

Как нам всем казалось в этот миг.

 

А потом, обманутый, устало

В снег свалился, выбившись из сил.

Разве знал он, что хозяин старый

Его продал,

Пропил,

Позабыл...

 

1957

 

 

МОРЯК

Рябины в зеленых тельняшках

Склонились над тихой рекой.

Вспотевший, Работает Яшка,

Рубанок поет под рукой.

Он так увлеченно строгает —

От стружек — метель за кормой.

Отец, может, дома ругает,

Да он не вернется домой.

Рюкзак приготовлен заране -

Вот парус поднять

И — айда! —

Туда, где в белесом тумане

Загадочно блещет вода.

Листочками вздрогнула ветка.

Отец!

Хоть беги не беги...

Намокла росою вельветка,

И в глине крутой сапоги.

И прутиком гибким и тонким

Взмахнула отцова рука...

Под хохот соседской девчонки

Проводят домой «моряка».

Смахнувши шапчонкою слезы,

Ей Яшка грозит кулаком:

- Смеешься, Тамарка,

А все же

Увидишь меня моряком!

 

1979

 

 

ПОРОША

Вся округа светла и бела!

В оторочках дома-терема.

На рассвете степенно прошла

По селу молодуха-Зима.

 

Одинок старый тополь и сед.

Размечтался о чем-то, чудак.

На тропе

Модных туфелек след,

Что ни след –

Восклицательный знак!

 

1981

 

 

ЛЮБУШКА, ЛЮБАША…

У колодца наледи –

Бахрома бела.

Вышла Люба на люди,

По воду пошла.

Любушка, Любаша,

Ты уж не серчай —

 Ты теперь не наша,

Горожанка, чай.

По сугробу стежка,

Рухнул сапожок:

«Помоги, Алешка,

Мил дружок!»

Рад Алешка вызволить,

Но «без дураков».

Рад дорожку выстелить

Из половиков.

Чтобы не захожены,

Чтоб из новины,

Чтобы как положено

У честной жены.

Любушка, Любаша –

Маков цвет!

Дом Алешки - чаша,

Хозяйки нет...

Звякают ведерочки.

Шарфик на груди.

Прокатилась с горочки.

Парню: «Заходи!»

Можно бы отважиться:

«Сердце и рука!»

Да Алешке кажется –

Пропасть велика.

Не нужна ей «чаша»,

Даже дом родной.

Любушка, Любаша –

Гостья в выходной!

 

1997

 

Категория: Александр Сергеевич Кочкин | Добавил: NIK (14.01.2011)
Просмотров: 203 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: